СМФ

Все в твоих руках

ТВ - это зло;)Мои друзья знают, что я не смотрю телевизор уже более 10 лет. У меня его просто нет:).

Многие удивляются — мол, как это так, окно в мир, новости…

Сегодня я в очередной раз убедилась в том, что телевизор — это помойка искаженное представление о действительности, которое кому-то выгодно вложить в головы миллионов людей (причем так, чтобы они думали, что это не представление, а сама действительность).

Я живу в Иркутске, в нескольких десятках километров от легендарного, уникального и единственного в своем роде озера Байкал.

И уже писала когда-то о своих чувствах к нему:).

Байкал — это не просто озеро с мировым запасом пресной воды. Байкал — он как человек.

Многие люди чувствуют это.

Сегодня в Иркутске прошло два митинга.

Один — в защиту БЦБК (Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, много лет Байкал отравлявшего), а другой — в знак протеста.

Я доподлинно знаю и о том, и о другом митинге. На первом были мои знакомые, которых обязали там быть под угрозой увольнения с работы, а на втором — были мои родители (если видели сайт Магия Байкала моего папы — удивляться их протесту не приходится).

За БЦБК пришли ратовать порядка 500 человек, больше просто не поместилось бы у фонтана на сквере Кирова. Против БЦБК пришло протестовать к стадиону Труд около 2500 человек.

А вот теперь — внимание.

В вечерних новостях по каналу РТР было заявлено о митинге в защиту БЦБК, и при этом показаны кадры с митинга у Труда, вставлены куски с бывшими работниками БЦБК, возмущающимися отсутствием работы — мол, вот такая толпа народа, и все за БЦБК.

При этом о втором митинге — протесте — не было сказано вообще ни слова.

А он был, и был гораздо более многочисленным и главное добровольным, нежели первый.

После этого могут быть сомнения в том, что КТО-ТО решает, какую действительность показать народу?

И это лишь один из достоверно зафиксированных фактов. А сколько их на самом деле…

Окно в мир на поверку оказалось кривым зеркалом!

Я знаю, что у меня есть много единомышленников, которые во-первых, также как и я сказали «нет» кривым зеркалам, и которым, во-вторых, также как и мне небезразлична судьба одного из самых загадочных и самых прекрасных озер на Земле.

И если Вы, мой дорогой читатель,  из их числа — я хочу попросить Вас о двух вещах:

1. На сайте  www.babr.ru/baikal оставьте свой протест против БЦБК

2. Примите эстафету и передайте эту информацию дальше — пусть нашими с Вами совместными усилиями соберутся люди, которым не все равно.

На днях мне пришло письмо, очень перекликающееся с темой этого поста.

Мир не стал безнравственным только сейчас — он всегда был таким…

Награду не всегда получает тот, кто достоин её более других. Недавно в возрасте 98-и лет умерла женщина по имени Ирена.

Во время Второй мировой войны Ирена получила разрешение на работу в Варшавском гетто в качестве сантехника/сварщика. У неё были на то «скрытые мотивы».

Будучи немкой, она знала о планах нацистов по поводу евреев.

На дне сумки для инструментов она стала выносить детей из гетто, а в задней части грузовичка у неё был мешок для детей постарше.

Там же она возила собаку, которую натаскала лаять, когда немецкая охрана впускала и выпускала машину через ворота гетто. Солдаты, естественно, не хотели связываться с собакой, а её лай прикрывал звуки, которые могли издавать дети.

Ирена вела запись имён всех вынесенных ею детей, списки она хранила в стеклянной банке, зарытой под деревом в её заднем дворе.

После войны она попыталась отыскать всех возможно выживших родителей и воссоединить семьи.

Но большинство из них окончило жизнь в газовых камерах. Дети, которым она помогла, были устроены в детские дома или усыновлены.

В прошлом году Ирена Сендлер была номинирована на Нобелевскую премию Мира.

Она не была избрана.

Получил её Эл Гор — за слайд-шоу по всемирному потеплению…

Прошло более 60-ти лет со дня окончания Второй Мировой войны в Европе.

Это электронное сообщение рассылается как цепочка памяти — памяти о шести миллионах евреев, 20-ти миллионах русских, десяти миллионах христиан и 1900 католических священниках, которые были убиты, расстреляны, изнасилованы, сожжены, заморены голодом и унижены!
Пожалуйста, не надо просто удалять это письмо. Ведь на то, чтобы переадресовать его потребуется не больше минуты…
Спасибо !

Мы многое можем сделать вместе, для этого нужно сделать лишь маленькое движение мышкой, пройти на www.babr.ru/baikal и оставить свой голос, а затем рассказать об этом другим. Друзьям, одноклассникам, подписчикам, читателям блогов.

Чтобы максимальное количество людей узнали правду.

И… чтобы предупредить письма памяти о Байкале.


Скажи мне, что ты слушаешь, и я скажу кто ты

Давно я собиралась написать продолжение своих записок анти-СМИ-ста (то есть противника средств массовой информации:).

На днях мне пытались доказать, что телевизор — это такая развивающая штука для ребенка, аргументируя это тем, что, мол, там даже специальные детские передачи есть. И музыка.

🙂

Да, если с передачами мы уже разобрались, то вот о музыке действительно нужно сказать пару слов отдельно.

Во-первых, музыка музыке рознь.

Исследования, проводившиеся с водой, очень четко показали это. Буквально таки наглядно.

Все мы знаем, как вода изменяет свою структуру: три состояния воды — жидкое, газзообразное и твердое — проходили еще в школе.

Японский исследователь Масару Эмото опубликовал книгу «Послание воды».

Используя специальные технологии фотографирования, он визуально задокументировал изменения в воде, которые происходят под влиянием слов, звуков, идей, и даже мыслей.

А наиболее ярко эти изменения видны под влиянием музыки.

Самые красивые кристаллы образуются под воздействием классики.

Вот эта вода послушала пастораль Бетховена.

Четкая, ровная, симметричная.

Менее эффектные, но тоже гармоничные дает народная музыка.

Капля справа — после прослушивания Тибетской сутры.

Тоже ничего, ровненькая, красивая.

Похоже, она осталась довольна:)

А вот это то, что остается от структуры воды после музыки в стиле тяжелый металл.

Ничего не остается. Нечто бесформенное.

А теперь вспомним: в теле человека более 70% воды. Дальнейшие комментарии, думаю, излишни.

Второй момент — это слова, которые обычно идут «бесплатным приложением» к музыке.

Об этом сегодня прочитала у Павла Берестнева в его заметке «Долой грустные песенки»:

«Люди, которые хотели бы чего-то добиться, но никак не могут выбраться из того порочного круга, который Роберт Киосаки называет «крысиными бегами», в основном слушают музыку, воспевающую эти бега или иронизирующую над ними.

Естественно, их подсознание постоянно получает соответствующие импульсы о том, что подобное состояние не только нормальное, но и единственно возможное.

Отсюда – и результат».

Конечно же, музыка не единственная причина такого положения вещей.

Но нельзя отрицать ее громадное, просто колоссальное воздействие на наше сознание и подсознание.

И если избежать его нельзя, и этот псевдомузыкальный «спам» постоянно лезет к нам в уши — в маршрутках, в магазине, на улице — поставьте уже спам-фильтр:)!

Например, я стараюсь ездить в маршрутках со своим другом — диктофоном, который по совместительству еще и mp-3 плэйр. Слушаю записи лидеров, аудио-книги, и музыку, которая поднимает мне настроение.

Да, это мелочи.

Но ведь из мелочей и состоит наша жизнь.

Позитивные мелочи приближают нас к успеху. А остальные…

Что делать с остальными — выбираем мы сами.

P.S. Если хотите быть в курсе новых заметок, подпишитесь на обновления моего блога — форма подписки в боковом меню;)


СМФ — Средства Массовой Формации

«Не читайте Вы, дорогой дрможно ли смотреть телевизоруг, советских газет перед едой» — говаривал профессор Преображенский доктору Борменталю.

Как верно подметил!

И как дальновидно — особенно актуально в наше время, когда телевизор, газеты и прочие СМИ перестали быть просто средствами ИнФормации (да и были ли?), а стали средствами самой что ни на есть настоящей Формации — форматирующими наши взгляды под нужную кому-то гребенку.

Угораздило меня кликнуть по двум статьям в одной из новостных subscribe’овских рассылок, чего я, признаться, никогда не делаю.

Очень уж заинтриговал заголовок «Зазеркалье» Алисы Фрейндлих.

И вот в конце интервью у Алисы спрашивают, что, мол, она посоветует нашим дамам, чтобы оставаться молодыми и привлекательными. Вот цитата:

«Хотя у меня, как и у героини «Служебного романа», на первом месте стоит работа, и катастрофически не хватает ни времени, ни силы воли, я стараюсь не относиться к внешности по-хамски.

Всё-таки это мой рабочий инструмент. Я просто обязана за ним следить.

И в советскую эпоху, когда у женщин не было особых возможностей, и в наши времена я придерживаюсь одних и тех же правил ухода за собой. И с удовольствием ими поделюсь:

Правило первое: смывайте косметику не новомодными молочками и лосьонами, а горячей водой с мылом. И трите при этом кожу до хруста. Ей эта процедура только на пользу: проверено мною лично!

И обязательно подберите хорошее мыло. Сейчас появились специальные щадящие мыльца, а раньше я покупала простое наше «Детское». Затем сполосните лицо холодной водой и нанесите крем. О нём отдельный разговор.

Правило второе: не жалейте денег на хорошие кремы для лица. Я предпочитаю отечественного производства.

А совсем уж идеальный вариант — сотворить крем самой. Просто смешиваю оливковое масло и содержимое тюбиков под названиями «Ланолиновый» и «Спермацетовый». В кожу впитывается моментально! Пузырёчек такого чудо-крема я всегда и всюду ношу с собой.

Правило третье: больше проводите времени на природе. Работа на даче заменяет мне тренажёрный зал. А сколько радости приносят «грибная охота» и «ягодный промысел»! Я целую землю, когда нахожу белый гриб.

Правило четвёртое: определитесь со стилем одежды и чётко его придерживайтесь. На заре наших отношений с Владимировым он сказал: «Твой стиль — гамен, мальчишка-сорванец». И я следую ему всю жизнь. Могу, конечно, купить роскошные серьги женщины-вамп, но ведь они так и будут лежать мёртвым грузом. Та же история с норковой шубкой. Она у меня в доме для того, чтобы моль кормить. Я же щеголяю в спортивной куртке и кепке, как настоящий Гаврош!»

Не знаю как у вас, а меня передернуло, когда я представила кожу, которую трут до хруста, а потом мажут чудо-кремом из смеси произведений российской промышленности.

Как еще Алиса не вспомнила, что раньше мылись хозяйственным мылом, которым снабжали работников на заводах, и по запаху которого люди рабочего класса даже не обменявшись ни словом, узнавали о профессии друг друга.

И это пишут от имени авторитетного человека — звезды советского экрана, у которой множество поклонниц, и к советам которой, я думаю, эти поклонницы прислушаются.

А чего самим думать-то, Алиса ж плохого не посоветует.

Хлоп! Формат «С». Вот и запустилась чужая, не наша, навязанная нам программа, продукт нашей привычки наблюдать за чужой красивой жизнью.

Какие уж тут правильные шаги к красивой коже.

Это только маленький пример, вполне безобидный, потому что польститься на такие советы в наше время, когда люди все же привыкли уже к хорошему — ну это надо быть заядлым фаном.

А чего стоит заметка об инвестиционных инструментах (о чем прямо заявлялось в ее заголовке), в которой говорилось исключительно о том, что россияне стали больше носить денег в банк, а не хранить их под матрасом.

Вот оно как!

Оказывается, инвестиционных инструментов-то — банк да матрас.

И нам пишут, как здорово, какие россияне становятся продвинутые, относят деньги в банк, инвестируют.

Форматирование мозгов в чистом виде!

Это не флэш — это картинка такая. Кто не верит — сохраните себе и посмотрите, как крутится.

 

Не читайте вы российских газет, дорогие друзья, читайте лучше хорошие книги и хорошие сайты, задающие тенденции к Вашему Успеху.

P.S. Чтобы быть в курсе новых заметок, подпишитесь на обновления (форма подписки в боковом меню)


Смелей, в полет!

Не так давно я прочитала книгу Кена Кижи «Над кукушкиным гнездом». Вообще, читаю я много, но в последнее время литературу в основном специальную, на художественную просто не хватает времени. Но об этой книге (вернее, одноименном фильме) была наслышана, и поэтому, наткнувшись на нее однажды в сети, скачала, а скачав, не смогла оторваться, пока не прочитала всю:).

И хотя речь в ней идет о сумасшедшем доме, смысл ее гораздо глубже. В ней – о жизни, которую мы сами выбираем. О тех ограничениях, которые мы сами себе ставим.

В двух словах: в сумасшедший дом, где все давно идет по давно заведенному порядку, отправляют на принудительное лечение матерого хулигана Макмерфи, который ставит весь этот распорядок с ног на голову. Он бросает вызов старшей сестре, которая всегда держала всех под контролем, которую все ненавидят, и старается довести ее до белого каления, на радость обитателям лечебницы, пока однажды не выясняет одну ключевую деталь. Вот отрывок из книги.

– Тебе опаснее, чем мне, – снова говорит Хардинг. – Я здесь добровольно. Не принудительно.

Макмерфи не произносит ни слова. У него все то же озадаченное выражение лица: что‑то вроде не так, а что – он понять не может. Он сидит, смотрит на Хардинга, озорная улыбка сходит у Хардинга с лица, и он начинает ерзать оттого, что Макмерфи смотрит на него так странно. Потом сглатывает и говорит:

Вообще‑то у нас в отделении совсем немного народу лечится принудительно. Только Сканлон и… Кажется, кое‑кто из хроников. И ты. Да и в больнице таких немного. Совсем немного.

И останавливается, голос его глохнет под взглядом Макмерфи.

Макмерфи помолчал и тихо говорит:

– Ты брешешь?

Хардинг мотает головой. Вид у него испуганный.

Макмерфи встает и говорит на весь коридор:

– Вы мне брешете?!

Никто не отвечает. Макмерфи расхаживает вдоль скамьи и ерошит густые волосы. Он идет в самый конец очереди, потом в начало, к рентгеновскому аппарату. Аппарат шипит и фыркает на него.

– Ты, Билли… Ты‑то на принудительном, черт возьми?

Билли спиной к нам стоит на цыпочках, подбородок его на черном экране.

– Нет, – говорит он в аппарат.

– Так зачем? Зачем? Ты же молодой парень! Тебе в открытой машине кататься, девок обхаживать. А это… – Он опять взмахивает рукой – …На кой черт тебе здесь сдалось?

Билли не отвечает, и Макмерфи поворачивается к другим.

– Скажите, зачем? Вы жалуетесь, вы целыми днями ноете, как вам здесь противно, как вам противна сестра и все ее пакостные штуки, и оказывается, вас тут никто не держит. Кое‑кого из тех стариков я еще могу понять. Они ненормальные. Но вы‑то – конечно, таких не на каждом шагу встречаешь, – но какие же вы ненормальные?

Никто с ним не спорит. Он подходит к Сефелту.

– Сефелт, а с тобой что? Да ничего, кроме припадков. Черт возьми, мой дядя закидывался так, как тебе и не снилось, и вдобавок дьявола видел в натуре, но в сумасшедший дом не запирался. И ты бы мог так жить, если бы смелости хватило…

– Конечно! – Это Билли отвернулся от экрана, в глазах слезы. – Конечно! – Кричит он снова. – Если бы мы были смелее! Я бы вышел сегодня, если бы смелости хватило. Мать и мисс Гнусен старые приятельницы, меня бы выписали до обеда, если бы я был смелее! – Он хватает со скамьи рубашку, пытается надеть, но у него дрожат руки. В конце концов он отшвыривает ее и снова поворачивается к Макмерфи.

– Думаешь, я хочу здесь оставаться? Думаешь, я не хочу в открытой машине с девушкой? А над тобой когда‑нибудь смеялись люди? Нет, потому что ты сильный и спуску не даешь! А я не сильный и драться не умею. И Хардинг тоже. И Ф‑фредриксон. И Се‑сефелт. Да‑да… Ты т‑так говоришь, как будто нам нравится здесь жить! А‑а, б‑бесполезно…

Он плачет и заикается так, что больше ничего сказать не может; он трет руками глаза – слезы мешают ему смотреть. Он содрал на руке один струп и чем больше трет, тем больше размазывает кровь по глазам и лицу. Потом вслепую бросается по коридору, налетает то на одну стену, то на другую, лицо у него в крови, и за ним гонится санитар.

Макмерфи оборачивается к остальным, хочет что‑то спросить и открывает рот, но, увидев, как они смотрят на него, тут же закрывает. Он стоит с минуту перед цепочкой глаз, похожей на ряд заклепок; потом слабым голосом говорит:

– Мать честная. – Берет шапку, нахлобучивает ее на голову и занимает свое место на скамье. Двое техников возвращаются после кофе, идут в комнату напротив; дверь открывается – хуууп, – и слышен запах кислоты, как из аккумуляторной во время зарядки. Макмерфи смотрит на эту дверь.

– Что‑то у меня в голове не укладывается…

Конечно, мы не в сумасшедшем доме. Но и все эти люди при ближайшем рассмотрении оказываются вполне вменяемыми. Не совсем обычными, это факт, не нашедшими себе места в обществе — да, но вполне нормальными. Но они сами, своими руками заперли себя в стенах лечебного учреждения, где их пичкают таблетками, где им плохо, где они ненавидят старшую сестру – и, тем не менее, они оттуда не уходят.

Тут есть над чем подумать.

Жизнь миллионов людей проходит в стенах ими самими придуманных ограничений. Ограничений, кажущихся непреодолимыми – на то они и ограничения. Проходит мимо их желаний, проходит совсем не так, как они мечтали – в конце концов, она просто ПРОХОДИТ. И это считается нормой. Сложится — не сложится… Каждый день нам навязывают мышление лузера – с экранов телевизоров, по радио, в школе, в семье, каждый день кто-то создает нашу реальность.

А почему бы не узнать, как далеко ты САМ сможешь зайти, чего достигнешь, если отпустишь свои тормоза, если сделаешь ДРУГОЙ выбор, если начнешь складывать свою жизнь сам?

Страх похож на огонь. Если вы не знаете, как с ним бороться, он может сжечь вас дотла. Но если вы используете его по назначению, он может согреть ваш дом.
КУС Д’АМАТО, ТРЕНЕР МАЙКЛА ТАЙСОНА